Цветик-семицветик или аленький цветочек

Вместо предисловия.
Эту волшебную семечку Ориянка нашла у своей бабушки в огороде. Сразу было понятно, что она волшебная – ведь все семечки проросли давно, а эта капризничая, нежилась на солнышке. Самая красивая семечка. Она целомудренно ждала волшебства, которое разбудит ее, и превратит в прекрасный цветик-семицветик.

Расти-расти, мой цветок.
Через запад на восток,
Через север да на юг -
Землю облети вокруг!
Трижды космоса коснись,
Предо мною воплотись!

Родители Ориянки не могли не заметить на подоконнике стаканчик с землей, над которым каждое утро проводился ритуал поливания семечки с напевами, а по вечерам - зажигание свечей – тайное, конечно, потому как бы не разоблаченное родителями, чтобы не разочаровывать ребенка. Очень хотелось девочке волшебный цветочек вырастить.

- Что вы наделали??? Не врите мне! Я знаю, что вы подменили мою семечку! Как вы посмели! Что вы натворили??? Где моя волшебная семечка???

Родителям Орияны очень хотелось, чтобы детская вера в волшебство прожила в ней подольше. В ее неполные 12 лет слишком взрослый взгляд из-под детских огромных сказочных ресниц пугающе напоминал о снах, что снились бабушке, когда Ориянку только зачали. Все шептала новоиспеченная бабушка, «в ночных виденях жестоко и серьезно смотрит дитятко, разгрызая Светлану, чтобы выбраться из ее чрева; окровавленные руки молодой матери не могут удержать этого беспощадного чудища»... Светлана успокоила свою мать и запретила смотреть телевизор. Боялась бабуля и первых родов своей единственной дочери, и сны были похожими на неизбежность, а не на сюжет; всю беременность дочину промучилась. Каждую ночь та же картина: «корчится в боли дитя мое, Светушка, а новорожденная внучка с взрослым таким, заранее ненавидящим весь мир взглядом рвется на свет божий – да не обычным путем, как все дети на земле рОдятся, а напрямую – разрывая Светлану мою заживо, кровью крася детское личико – демоническое - да с глазенками ангела»; а в день, как доча разродилась, увидала баба во сне, как дитя то, вырвавшись, к ней подходит: - «помоги мне, выпустите меня» – заорала, да требовательно так, словно даже угрожая. Напугала, конечно. А потом крик детский, уже живой, настоящий прекратил серию этих ужасов. Они и забылись. Да и бабушка умерла уже давно, вышла в иной мир, прося беречь Ориянку, не обижать, да отпустить вовремя, замуж выдать, или куда она сама захочет из семьи вырваться, не держать ее силой – пусть, мол, ребенок летит куда стремится.

- Почему вы молчите??? Не видите, что с вами дочь ваша разговаривает?
- Ориянка, прекрати так грубо разговаривать с родителями. Мы ничего плохого тебе не сделали.
- Где моя семечка?
Истерика ребенка была справедлива в каком-то смысле: родители действительно подменили Ориянкину семечку на проросшую – видя, как малышка безуспешно старается вырастить свой волшебный цветок, они боялись, что дитя утратит свою волшебную непосредственность и такую наивную веру, - а так хотелось, чтобы она еще побыла ребенком, хоть немножечко.
- Успокойся, сейчас ты все узнаешь. Идем на кухню, мама испекла печенье по бабушкиному рецепту, за чаем, как взрослые волшебники, мы обсудим все детали.
Ориянка подпрыгнула, хлопнула в ладоши, и помчалась к шкафчикам доставать красивый бабушкин сервиз – чаепитие с бабушкиным печеньем было давней традицией этой семьи. Все конфликты решались именно за чаем, при чем это всегда без исключения был даже не чай, а сбор трав; от мамы к дочке передавалось это мудрое тонкое искусство Лады – ладить все силой тепла, любви уюта. Наверное, не без магии.
- Орияна, ты иногда себя ведешь очень жестко, при чем так неприятно по-взрослому, что нам с твоей мамой становится страшно.
- Угу, - промычала малышка, выглядывая из-под чашки теперь уже детским виноватым взглядом, - вы мне просто расскажите, куда дели мою семечку, и я заново ее посажу.
Димка со Светой переглянусь, и обоим стало совершенно понятно: ложь будет неуместной, ведь очень хотелось рассказать ей, как волшебник самый волшебный прилетел на ковре-самолете и поведал им, что она неправильную семечку выбрала, и дал свою, пообещав, что это именно та семечка, ВОЛШЕБНАЯ, и она к утру проростет, - хотелось не только сохранить таинство волшебства, но и непогрешимость родителей в сознании дочки, но было наверняка понятно - она ни за что не поверит в чужого волшебника, в эту семечку – фальшивую, и они совсем потеряют доверие дочери, - так рано и безвозвратно...
- Милая, я хочу, чтобы ты поняла нас. Эта семечка мертвая, она не может прорасти, но нам с твоей мамой очень не хотелось разочаровывать тебя и мы решили подарить тебе это чудо оживления семечки.
- Милые мамочка и папочка, - начала девочка, но тут же запнулась, заметив реакцию родителей на свой неконтролируемый сарказм, и снова съежилась по-детски так и сделала совсем глупый взгляд, - мне не нужна живая семечка, мне нужна моя, волшебная. Мне волшебный цветок нужен, а не те, что на грядке растут. Куда вы выбросили ее?
- Зачем тебе семечка, которая никогда не прорастет?, - Свете уже было просто интересно, что так зацепило ее дочурку.
- Жизнь – это настоящее волшебство, прорастающее семя – это чудо из чудес. Почему тебе не подходит эта чудесная семечка?
- Все семечки прорастают. А мертвые прорастают только волшебством. Если бы цветик-семицветик вырастал из обычной семечки, то все цветы в мире были бы такими. Мой цветок должен ожить, а не родиться как все.
- Я думаю, он еще в мусорном ведре. Мы его выкинули вместе со стаканом – та земля воняет. Чем ты его поливала?
- Молоком.

2

Ориянка не намерена была сдаваться, все лето каждое утро она начинала со своего заговора над стаканчиком безжизненной земли, и тут на день рождения родители подарили действительно чудесной красоты цветок – хоть и не семицветный, а всего лишь желтый, но девочка вроде бы успокоилась. Родители не видели, как их чадо, склонившись над цветком, шептала новые слова своей странной детской песенке-наговоре:

Семицветик-мой росток,
Лезь на желтенький цветок
По нему плетись-рости,
Жизнь его себе возьми!

На утро квартира взорвалась детским радостным смехом, малышка, бегая по дому, счастливая и беззаботная, то и дело обнимала и целовала своих родителей, говоря им слова благодарности за именно тот цветок что надо, за отличный подарок, - они-то не знают еще, что рядом со стволом появился новый росточек – худенький сорнячок тянется из земли, рядом – совсем впритык с их подарком, вылез и прижимается, словно держится, чтоб не упасть.
- Ты только поливай его не молоком, а дождевой водой. А тот стаканчик с землей и семечкой выкинула?
- Выкинула стаканчик, он уже не нужен.
- Ну и славненько. Идем завтракать.

Родители никогда не узнают, как их малышка с каждого своего завтрака кусочек хлеба припрятывала в карман, чтобы подкормить своей едой цветочек, чтобы он ее силой тоже рос, с ней связан был – ведь ее желания выполнять надлежит этому цветку.

Семицветик-мой росток,
Лезь на желтенький цветок
По нему плетись-рости,
Жизнь его себе возьми!

Спустя 2 недели взрослые увидели вьюнок, оплетающий основание ствола цветка и предложили вырвать его, чтобы он своими корнями не удушил ее цветочек, но Орияна настояла на том, что она тут главная волшебница и она будет решать, кому в этом горшке жить. Это звучало ничуть не грубо, а даже скорее наивно, и родители растрогались самостоятельностью малышки, да еще 2 месяца не заглядывали на ее подоконник, потому не видели, как быстро рвался вверх вьюнок и как туго стягивал ствол родительского цветочка, словно когтями карабкался по нему вверх, к солнцу. Желтые лепестки опали, уныло высохли на подоконнике, листья, недавно еще рвущиеся к солнцу, безвольно обмякли в мертвой хватке паразита.

Семицветик-мой росток,
Лезь на желтенький цветок
По нему плетись-рости,
Жизнь его себе возьми!

Вскоре от подарка родителей остался лишь яркий горшок и горстка высохших листиков, взрослые недоумевали, но ничего не стали предпринимать – что толку-то, ребенок же еще совсем, ну и пусть плющ этот некрасивый, но вот же вроде бы и цвести собирается – может, что-то симпатичное из этого и вырастет.

Семицветик-мой росток,
Лезь на желтенький цветок
По нему плетись-рости,
Жизнь его себе возьми!

Вьюнок, сбившийся без опоры в нелепый зеленый комок из веток и листьев, расцвел под новый год ярко желтыми мелкими цветочками, весь одновременно, - обычно цветы расцветают постепенно: сначала один цветочек, потом другой, и вянут так же медленно, по очереди. Этот же взорвался целиком, неожиданно - семилистными маленькими звездочками с черной точечкой посередке.

На Новый Год в школе, где училась Орияна, был объявлен конкурс красоты среди девочек ее возраста, и она, будучи вполне симпатичной, решила стать мисс школы, потом города, ну и мира, конечно. При чем, настолько была уверена в собственной неотвратимой победе, что не уделила должного внимания правилам и подготовке к соревнованиям.
Когда до мероприятия оставалось чуть больше недели, девочкам назначили прослушивание, и напомнили, что судить их будут не по красоте физической, а по красоте душевной, по умениям и талантам. На школьной доске объявлений уже потрепанное объявление о предстоящем событии удивило изобилием всяких конкурсов: музыкальный, кулинарный, театральный, конкурс костюмов. Вот конкурс костюмов мог стать проблемой, родители не охотно покупают дорогие вещички, тем более платье – это вещь не первой необходимости, а недавно уже купили выклянченные туфельки, как на Ольке из девятого класса.
- Мам, мне надо вечернее платье на конкурс красоты! – заявила она за чаем с бабушкиным печеньем
- А может, пойдешь в той юбочке, что и на первое сентября надевала, а мы только кофточку купим?
- Нет, мам. Мне надо желтое вечернее платье. Я должна победить.
- А если мы найдем у кого-то из знакомых платьице как тебе надо?
- Мам, нельзя на конкурс красоты взять платьице кого-то из знакомых.
- Я не могу тебе купить платье, у нас не хватит денег. Можем достать из бабушкиного сундука, - там было что-то желтое, то ли штора, то ли еще что.
В бабушкином сундуке оказалось большое желтое платье с прекрасной вышивкой, и мама переделала его под дочку за 2 ночи. Оно великолепно облегало ее детскую фигурку, и все остались довольны.
На кастинге стало понятно, что стоило уделять внимание и остальным конкурсам, - вон Ленка поет, как Бритни Спирз, а Машка постановку театральную очень ярко сделала – по Шекспиру; все они конечно, стервы, но жюри подумают, что они милые – что теперь делать? Это может быть провал.

Семицветик – мой цветок
Исполняй желанье срок
Облети вокруг земли
Быть по-моему вели
Умирая, помоги
Нити судьб переплети
Через запад на восток
Размотай судьбы клубок
И смотай, как я велю!

Не выпуская из рук странные нелепые желтые цветы, Орияна вышла на сцену первой и не поразила никого – ни платьем, ни походкой, ни голосом, ни доброй улыбкой. Только учитель истории и школьный психолог о чем-то шептались на первом ряду, не сводя с нее глаз, но это мало напоминало симпатию к конкурсантке.
Когда вышла Лена, платье которой могло бы выглядеть превосходно, но почему-то то и дело топорщилось – сразу было видно как ей некомфортно, улыбалась с натяжкой и плохо скрываемым недоумением. Но вот девочка запела - и весь зал ошалел – такого мерзкого писка не выдерживали даже самые закаленные – учителя музыки...
Маша – главный конкурент в театральных талантах – явно что-то напортачила с прической, словно она на волосы всю банку доместоса вылила, а потом зеленкой приправила для пущего эффекта: они паклей, безобразным комом угнездились на макушке, и, наверное, от того Маша все пыталась прикрыть любыми подручными средствами свою голову или попросту прятаться, получалось забавно, но совсем не артистично.
Остальные девчонки тоже провалились. Только Орияна с достоинством, уверенностью в победе проскочила все конкурсы... и вот она – мисс 8й класс! Корона королевы красоты уже на голове.
- Орияна, расскажи, как ты готовилась, какие чувства у тебя вызвала победа, что хочешь сказать всей твоей школе?
Девочка, снисходительно осмотрев своих бывших соперниц, нежно улыбнувшись куда-то в зал, не спеша, с гордым, не по-детски победным выражением лица, взросло-женской походкой подошла к микрофону и выдержала 5-ти секундную паузу.

- Спасибо. (Снова улыбка ). Я мало готовилась к этим конкурсам, потому что королева – это не подготовка, а судьба, и я была уверена в победе изначально.
Она не нравилась зрителям. У всех сидящих в зале было явно плохое настроение – в основном там сидели те, кто за кого-то болел, помогал кому-то готовиться, - а тут такой шок: провал; и откуда взялась эта Орияна с желтым сорняком в руке?
Вечером за праздничным ужином Света спросила дочь:
- Ориянка, вырванный цветочек обратно не приживется, хочешь, я новый тебе подарю в честь твоей победы? Не пустовать же горшку...
- Не надо, мам. Новый вырастит сам. Он 7 раз цветет.
- Опять за заклинания свои возьмешься?
- Нет, говорю же, сам. Вырастет и все.
Тему закрыли, и почти год о цветке никто не вспоминал. Дома было спокойно, уютно, даже как-то почти идеально – Дима получил прибавку к зарплате, это позволило решить кучу проблем и, что самое главное – не насоздавать новых.

3.

Семицветик, мой цветок,
Возвращайся в свой горшок.
Облетел вокруг земли,
И теперь ко мне спеши.
Вырастай и расцветай,
Свои силы набирай.

Первый же снежок, коснувшийся земли в этом году был собран в баночку и честно отстоян в темном месте 3 дня. Теперь каждый вечер перед сном, Орияна, прикрывая густыми ресницами глаза, нашептывала новый заговор – и откуда только они брались?
В конце декабря плющик уже комкался по горшку, готовый разродиться новыми цветами, а Ориянка стала рассеянной, скучающей, все ходила по дому, маялась, дела себе не находила - школа давно не была интересной, одноклассники все как один посходили с ума, грубияны проклятые: все норовили ущипнуть, притронуться, - и краснеешь потом, весь мир ненавидя, и не знаешь куда глаза деть...
Одноклассницы по вечерам собирались на чаепития, сплетничали да кости мальчишкам перемывали, а мальчишки что делали – совершено непонятно, но и с ними она не водилась. Чем же занять себя? Никакой спорт не был достоин внимания, ни рукоделие, ни коллекционирование пивных крышек не захватывало, и томная скука стала привычным состоянием души, пока не появился новый сосед, купивший квартиру этажом выше - ровно над ними, ну и, естественно, затеял длительный ремонт, не дающий скучать ушам и носу.
Стало понятно, что днём находится дома совершенно невозможно, а значит, надо придумать себе увлечение, которое заставляло бы выбираться из квартиры, по крайней мере, пока не умолкнут приборы злосчастного соседа.
Именно в это время парень из старшего класса – Влад - намекнул, что живет неподалеку, и видит, как Ориянка возвращается домой, то есть, ходить можно вместе. Так, прогуливаясь со школы, она рассказала Владу о своей незадаче, и тот предложил зайти к нему посмотреть новые фильмы, тем более родителей, в общем-то, не будет еще долго. «Он симпатичный, девчонки удавятся просто», - подумала Ориянка, принимая решение согласиться на просмотр фильма.
Просматривая первый фильм, они почти не разговаривали, от чего Орияне стало так неловко, что она поклялась себе ни разу больше не ходить к нему домой, и лучше даже не здороваться, но во втором фильме главный герой сказал очень удачную фразу, и им обоим это напомнило целую кучу историй, раньше не казавшихся настолько смешными, но теперь заставляющих их со смеху по полу кататься, аж пока не щелкнул замок – пришли родители Влада, и, кажется, надо было так аккуратненько уйти, чтобы не успеть с ними познакомиться, пока они будут переодеваться или еще чем-то заняты...
Походы к Владу на очередной фильм стали почти ежедневным делом, и в глазах всей школы они уже стали сладкой парочкой, что в принципе превозносило Орияну в ее собственных глазах, да и в глазах «общественности», а Влад просто улыбался, отвечая на шутки товарищей, мол «да, я встречаюсь с королевой красоты, а вам что, завидно? На всех королев не напасешься», и это было скорее шуткой, чем иронией, и о них не слишком много сплетничали.
Близился новый год, и ребром стоял вопрос, как его лучше отмечать, - Родители Орияны ожидали, что как обычно, все пройдет в кругу семьи, с подарками и телевизором, а Влад звал «с пацанами»; ей же было отвратительно снова в той же детской манере отмечать новый год за столом со стариками, и на пацанов в общем тоже плевать, просто хотелось быть с ним, и чтобы больше никого, - она была влюблена по уши, отдавая себе в этом отчет, и его желание было конечно превыше родительского.

Семицветик, мой цветок,
Возвращайся в свой горшок.
Облетел вокруг земли,
И теперь ко мне спеши.
Вырастай и расцветай,
Свои силы набирай.

Цветок взорвался темно-синими мелкими цветами, словно кто-то уронил банку загустевших чернил на горшок. Теперь у цветка была миссия еще банальней прошлой – родителей обидеть сейчас нельзя – они запретят с пацанами гулять, а значит, их нужно куда-то отправить: самый идеальный вариант – эта та папина командировка, которой его руководитель упорно угрожает уже полгода.

Семицветик – мой цветок,
Исполняй желанье срок.
Облети вокруг земли,
Быть по-моему вели.
Умирая, помоги
Нити судьб переплети:
Через запад на восток
Размотай судьбы клубок
И смотай, как я велю!

И цветок уже висел на новогодней елке импровизированной герляндой.

На семейном совете за бабушкиным печеньем Орияна снисходительно высказала согласие провести целую неделю без родителей с запасом еды в холодильнике и торжественной клятвой до 9 вечера быть уже дома, и даже в новый год никуда не ходить...

- Влад, у меня родители уезжают – у папы командировка, а мама с ним хочет съездить, я не смогу с пацанами встретить новый год. Давай мы у меня отметим? У меня полный холодильник еды, купим только шампанское...
- А что делать-то будем? - как-то насупился Влад.
- Да потусим, придумаем что-нибудь...
- А если ребят к тебе приведем?

Новый год выдался мерзким, пьяным – ребята упились в хлам и расползлись по домам с явными признаками отравления, а хмельной Влад то и дело пытался запустить руку под Ориянкину блузку.
Конечно, это пугало, но так хотелось, чтобы он не останавливался, чтобы не слушал ее «не надо, что ты делаешь??», чтобы восхищался ею, боготворил... ну и пусть, еще маленькая, но уже такая красивая грудь горела огнем в его ладонях, и в голове творилось что-то невообразимое – то ли пьяный угар, то ли безумие заставляли сердце биться с бешеной частотой, и агония этого возбуждения заставляла дрожать все тело. Становилось невыносимо жарко, пальцы заботливо спешили расстегнуть и его рубашку, отправить ее на пол следом за кофточкой, о боже, что же творится...
На утро совсем не стыдно, но все же здорово, что больше с себя ничего совсем не сняли... Кожа все еще горела, сердце бешено колотилось, но на душе было как-то необыкновенно спокойно и тихо, был он - ОН был с ней и для нее, ну и пусть, пьяный, пусть помятый, пусть спящий и слабый, но именно с ним, таким настоящим и живым, и даже грубоватым – именно с ним хочется быть всегда-всегда!

Как новый год встретишь, так его и проведешь, Орияна уже волновалась не о том, куда деть избыток времени, а скорее, как скрыть от родителей все то, что и так видно всему миру...
Близился очередной Новый Год...

4.

Семицветик, мой цветок,
Возвращайся в свой горшок.
Облетел вокруг земли,
И теперь ко мне спеши.
Вырастай и расцветай,
Свои силы набирай

И белым снегом взорвался цветок Ориянкин...
- Сука, - шипела она по ночам, плача, - тварь белобрысая, - да, это она про одногрупницу Влада, очень красивую девчонку, которую он подтягивает теперь по математике – как же, именно по математике, типа вот такое декольте и эта минимальной длины юбка – так необходимы для математики – да чтоб она прыщами покрылась!
Было совершенно понятно, что Влада она теряет, но как можно было допустить, чтоб он от нее сразу к другой девчонке ушел??

Семицветик – мой цветок,
Исполняй желанье срок.
Облети вокруг земли,
Быть по-моему вели.
Умирая, помоги
Нити судьб переплети,
Через запад на восток
Размотай судьбы клубок,
И смотай как я велю!

И веточка светло-бежевых цветочков горела над свечкой, разнося по квартире запах горелой травы....

И следующий год она провела так же, как и встретила – с родителями в молчании о том, что она, наконец, начала осознавать свою власть над собственной судьбой, и это стоило тщательно обдумать, ведь три из семи цветов семицветика она потратила просто так, ни на что, на всякую мелочь, - теперь же предстояли великие дела по созданию своей судьбы.

Семицветик, мой цветок,
Возвращайся в свой горшок.
Облетел вокруг земли,
И теперь ко мне спеши.
Вырастай и расцветай,
Свои силы набирай

А какую судьбу хотела Орияна? Какую-то великолепную и замечательную, это совершенно очевидно, но что конкретно стоит выбрать из всех вариантов? Конечно, совершенно необходим парень – чтоб до самой смерти любил и боготворил ее, чтоб красивый и богатый, чтоб интересно было с ним, - это да... значит, загадываем в первый же год парня, будем связи налаживать, - чтобы попривыкнуть друг к другу...
Потом... хм... а что еще надо? Красоты неземной, конечно хотелось, но что-то подсказывало, что это не самое лучшее желание, чтобы потратить очередной цветок... это ей будет семнадцать – значит замуж уже можно, но ребенка рановато, - А что надо еще для счастья-то? Ну, пусть будет тогда красота, что еще надо в молодости такой красивой, а потом там работа интересная, чтоб у всего света на виду, чтоб все любили и уважали, ну и дочку-красавицу, на маму похожую, подругу лучшую – с такой дочерью не будет ни грустно, ни скучно, всюду вместе ходить станут и все говорить будут «вон снова две сестры красавицы вышли на прогулку!». Ну, вот и решено-спланировано всю жизнь наперед, и можно не бояться. Главное теперь не сойти с выбранного пути.

Семицветик – мой цветок,
Исполняй желанье срок.
Облети вокруг земли,
Быть по-моему вели.
Умирая, помоги
Нити судьб переплети.
Через запад на восток
Размотай судьбы клубок
И смотай как я велю!

Суженый не заставил себя ждать – сын мера Костя стал ухаживать за Орияной по-взрослому дорого, как никто раншье: мог прислать прямо в школу для нее огромный букет роз, такой, что стебли в ладони не помещались, приходилось его нести, обнимая обеими руками; дарил украшения, и даже платья, - но ни разу не подарил игрушку, ничего напоминающего, что он осознает столь нежный еще возраст Орияны.
И год пролетел в безумии быстрого взросления. Первый поцелуй, первый настоящий секс, первая ночь вне дома, скандалы с родителями, брошенная школа, безумие ревности, глупые ссоры, страстные перемирия, плевать на родителей, вместе навсегда, давай жить вдвоем!
- Ты бы хоть школу закончила! Что ж ты рано так гулять начала, - рыдала мать.
- Позор семьи! Что с тебя вырастет??? – причитал отец.
Скандалы не помогали найти общий язык, но не мешали сбегать каждый вечер на свидания, до тех пор пока....
- Никуда ты не пойдешь! Я твоя мать и имею право просто не пустить тебя. Будешь под домашним арестом до тех пор, пока мы с отцом не будем полностью уверены, что ты образумилась. Учитель будет приходить к нам домой.
- Вы же мне жизнь портите! Я должна от вас защищаться? Зла вам желать??
- Пока не исполнится 18 никаких, взрослых мальчишек! Даже ценой собственной жизни я буду беречь тебя от твоих ошибок!
- Как пожелаете!

Семицветик – мой цветок,
Исполняй желанье срок.
Облети вокруг земли,
Быть по-моему вели.
Умирая, помоги
Нити судьб переплети.
Через запад на восток
Размотай судьбы клубок
И смотай как я велю!

Горшок был выброшен из окна в день смерти матери. Орияна не пошла на похороны – осталась дома в совершенно истеричном состоянии. Врачи накачивали ее успокоительным, но она как безумная все кусала свои запястья вкровь, и тряслась, словно была одержима демонами. Лепетала что-то о цветах-убийцах, о всемогуществе....
Лишь спустя неделю горшок вернулся на подоконник, уже завявший фиолетовый цветок лежал на могиле Светланы, умытый Ориянкиными слезами.
Тысячи алых цветов, разрывая плоть матери-земли выросли на могиле Светы. Ни один из них не мог вернуть ни мать, ни израсходованный пятый цвет семицветика. Не то имела в виду Орияна, причитая над горшочком, не о смерти маминой она просила – лишь вырваться на свободу хотела – „пустите” – словно своими глазами видела сон бабушкин – а откуда ей-то знать об этом? – в их семье не было принято говорить о бабушкиных страшных видениях после рождения дочери.
Теперь Орияна и сама чувствовала себя цветочком аленьким – такой желанный, единственный ребенок – чтобы зачать ее обоим родителям лечиться пришлось, годы потратили на рождение чада, и вот она – аленьким цветочком проросла из материнской груди, бутоном разорвав хрупкое материнское сердце. Вырываясь к свободе, к солнцу, убила родную мать...

5.

Близился новый год, и ужасы внезапной необъяснимой смерти Светланы начали отходить в прошлое – в дом стали приходить гости не с соболезнованиями, а поздравлениями с „наступающим”.
Личная жизнь Орияны кипела бурным цветом, как и цветок на подоконнике - алыми брызгами расплескался в горшке. После маминой кончины Орияне хотелось сделать что-то по-настоящему доброе, искреннее, - помочь сироте или обездоленному, подарить волшебство просто так – пусть мама с неба смотрит и вдруг простит...

Они с Костей сидели на подоконнике и решали, что кому подарят на новый год – собиралась серьезная компания золотой молодежи города, и к вопросу подарков стоило подойти со всей серьезностью, проявив чудеса дальновидности и стратегии.
Вдруг Орияна заметила, как из окна дома напротив на них смотрит мальчишка-сосед – он всегда так мило улыбается когда они случайно встречаются взглядами. Орияна знала, что живет он со своей старшей сестрой шлюхой – после того как оба родителя погибли в автокатастрофе, он больше никому не нужен, при этом учился он довольно неплохо – она знала, ведь он был в параллельном классе... славный мальчик, - пусть сбудется его желание...

Семицветик – мой цветок,
Исполняй желанье срок.
Облети вокруг земли,
Быть по-моему вели.
Умирая, помоги
Нити судьб переплети.
Через запад на восток
Размотай судьбы клубок
И смотай как я велю!

Едва алый цветок, выброшенный с окна коснулся снега, Костя упал замертво. Врачи сказали, что инсульт.
Казалось, это горе не пережить, вся судьба Орияны пошла крахом из-за детского каприза с цветком, сколько лет прошло, сколько слез пролито – а сорняк врастал в жизнь и высасывал все соки.
Девочка, овдовев всего за полгода до свадьбы – теперь отчетливо чувствовала, как из ее сердца вырвался этот проклятый цветок, и, раскрывался, оголяя мерзкого демона в виде маленькой девочки, отвратительной жестокой феи, исполняющей желания.

Послесловие.
Эта немая зима приносила совершенно обезглавленные утра, солнце не светило а слепило, ветер дул лишь в лицо, и холодно было всегда и везде – до тошноты холодно.
Не первый день Орияна коротала на работе, не первый закат встречала, глядя в монитор: буковка за буковкой – засыпалась глупыми символами и бессмысленными, никому не нужными фамилиями, пустыми бесконечными именами, фотографиями, датами – лишь бы день скорее закончился, лишь бы чем-то занять время, да заглушить все, забить, убить может...
Мачеха не была суровой, в меру вежливой, в меру заботливой, не сбывшийся свекор звонил каждую неделю, Костина мама не здоровалась при встречи, отец был просто отцом. Уже никто никогда бы не помешал ей, да и нечему мешать было.
Да, прошел еще один год. Возвращаясь с работы – почти в полночь, в свете фонарей Орияна увидела под своим окном выбивающийся из снега цветок, напоминающий мертвеца, восстающего из могилы – его листья были скрученными, словно пальчики младенца при аборте, а цветы – черной тлей окутали заледеневший стебель.
Замерла, потемнела вся, словно призрака увидала, в глазах черно-зелено стало, молотом сердце разбило лед, в который кровь стыла в жилах... через сугроб понеслась, спотыкаясь, к этой седьмой инкарнации своего чуда и проорала:
- Да чтобы не было больше чудес в этом мире! Никаких чудес! Будь прокляты цветы...

(c) Данко creomania.com

11.02.08Сказочки
Социальные сети:
Читать Libo.Ru в:


Поделиться:
Комментарии

Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (17)


разработка сайта